Вениамин Бут: Все в суд!

Российских спортсменов, представляющих академическую греблю на Олимпийских играх в Рио, поехало всего четверо вместо заявленных 32 человек. Как и почему это произошло, рассказывает глава Федерации гребного спорта России Вениамин Бут.
Беседовал Юрий Строфилов, записала Елена Федоренко
Вениамин Евгеньевич, опишите, пожалуйста, ситуацию, которая произошла с российской сборной по академической гребле в преддверии ОИ-2016.
Если коротко, то Международный олимпийский комитет (МОК) принял решение о необходимости пройти три фильтра всем спортсменам российской сборной. Первый фильтр – отстранение спортсменов, когда-либо нарушавших антидопинговые правила; второй – мнение Международных федераций с учетом доклада Ричарда Макларена; третий – мнение независимых экспертов Спортивного арбитражного суда (CAS).

В докладе Макларена фигурировали 11 гребцов, у которых пропали пробы из нашей лаборатории. Причем нам назвали только одну фамилию – Ивана Баландина. Мы делали официальный запрос Макларену для выяснения остальных имен, но ответа не получили.

Итак, у нас выпал из команды Иван Баландин и еще два человека, имеющие в прошлом истории, связанные с допингом, - Иван Подшивалов и Анастасия Карабельщикова (в 2006-2007 году они были дисквалифицированы на полгода). Таким образом, команда стала на трех человек меньше.

На следующий день исполком Международной федерации гребного спортавынес решение о том, что допускаются только шесть спортсменов. Озвученное нам основание такого сокращения – недостаточное количество достоверных проб.

Затем у нас запросили данные всех проб с 2011 года. Когда мы составили эту таблицу, получилось, что за этот период пробы преимущественно обрабатывало российское антидопинговое агентство РУСАДА. Ответ, который пришел нам от Федерации: доверия к РУСАДА нет, а значит, мы не можем гарантировать достоверность этих данных и чистоту спортсменов. Добавили, что было принято решение доверять только пробам, взятым западными лабораториями. Что самое интересное, мы должны предоставить не менее трех проб, взятых за 18 месяцев (начиная с 1 января 2015 года) именно западными лабораториями. И это нам озвучили в последний момент перед Олимпиадой!

То есть без какого-либо предварительного уведомления, они приняли такое решение и объявили его нам прямо перед Играми.

На наше предложение взять у спортсменов дополнительные допинг-пробы, пока они находятся на тренировочном сборе в Португалии (на полпути в Рио), Международная федерация ответила резким отказом.

Конечно, я решил предоставить возможность всем дисквалифицированным спортсменам подать жалобы в CAS по этому поводу. Но факт остается фактом: из шести лодок на Олимпиаде от России пока допущена только одна, изначальная команда сократилась с 32 до четырех человек.
Вы говорили, что Федерация прислала допуск для шестерых спортсменов. Как получилось, что осталось четверо?
Это вообще очень интересная история. Изначально допустили четверых, мы стали просить пересмотреть решение, расширить состав команды. В итоге получили допуск на еще двух рулевых!
А можно ли было заявить других спортсменов взамен не допущенных?
Нет. Во-первых, когда все выяснилось, срок подачи заявок уже истек. И даже если бы было время, то перетасовывать сработанные экипажи нельзя, особенно прямо перед соревнованиями. Одна лодка – это четыре человека, практически целостный живой организм, и важно выступать именно в том составе, в котором имеется опыт тренировок и выступлений.
Международная федерация не пыталась как-то повлиять на ситуацию в вашу пользу?
В Международной федерации нам говорят: идите в суд, мы вам ничем не можем помочь. Проанализировав последние год-полтора работы МОК, я могу сказать, что с приходом Томаса Баха грядут перемены. И это наверняка коснется нашего вида спорта. Академическая гребля – очень накладный вид спорта для городов, принимающих такие соревнования, в том числе и для ОИ. У нас, например, обязательное требование – наличие канала длиной 2000 метров. И весьма вероятно, что МОК сейчас склоняется к тому, чтобы либо изменить требования, либо вообще исключить академическую греблю из Олимпиады. А новый президент Федерации с этим не согласен и пытается оставить все как есть, отстоять вид спорта и устоявшиеся правила, хотя пока это больше похоже на борьбу. И я могу сделать вывод, что Федерация готова пожертвовать сборной России, чтобы оставить наш вид спорта в ОИ.
Какой ущерб понесла сборная от выезда на Олимпиаду в таком урезанном составе?
Для нас это, в первую очередь, огромное моральное потрясение. Особенно для возрастных спортсменов, которые хотели этой Олимпиадой поставить хорошую точку в выступлениях, а теперь такой возможности у них уже не будет. В материальном смысле потери потерпело скорее государство, вкладывавшее в подготовку спортсменов.
Можно ли сказать, что сложившаяся ситуация с допуском нашей сборной - это чисто недоработка чиновников, Виталия Мутко и его команды?
Что касается Мутко, то он очень сильный чиновник. Круто сильный.
А в чем тогда дело? Откуда растут ноги у этой истории?
Я думаю, в какой-то момент на легкую атлетику начали давить и на каком-то уровне неправильно донесли информацию. Нужно было жестче действовать с самого начала, можно было сразу отвернуться от них, с их правилами и Олимпиадой, не идти на поводу политических манипуляций.

Плюс проблема с Родченковым (бывший глава московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков, который обвинил российских победителей зимней Олимпиады в Сочи в принятии допинга - прим. ред.). Он же известный сумасшедший. Его доклад то теряет, то приобретает страницы и главы - живет свой жизнью. А на нем строится вся линия атаки на нашу сборную. В общем, где-то упустили важный момент.
Так все-таки это вопрос в Родченкове или в состоянии антидопинговой политики внутри страны? Существует ли вообще эта проблема с допингом?
Нет дыма без огня. Проблема, конечно, есть, но не в таких масштабах и не настолько исключительно у нас, как пытаются показать. Допинг есть, да. Но люди, работающие на высоком уровне, знают, что это запрещено, что это зло. А дальше все зависит от культуры, от тренерской квалификации и от личной ответственности.

В нашей федерации мы очень внимательно относимся к этому вопросу. У нас работает западный специалист, который весьма осторожен в отношении всех докторов и прочих медработников. У него такая позиция: я лучше дам тебе отдохнуть, восстановиться, если устал, чем буду давать какие-то препараты. Главный принцип: показывай и доказывай все на воде. Поэтому у нас все заточены на работу, а не на то, что можно что-то вколоть и сразу стать лучшим.

Здесь важно отметить, что ни один спортсмен из 17 заявителей в CAS никогда не нарушал антидопинговых правил. Даже после внимательнейших, предвзятых проверок нам из Международной федерации сообщают: «Ваши спортсмены чисты! Но результатам доверять отказываемся, так как мало проб в зарубежных лабораториях».
Действительно ли допинг помогает показать какие-то сверхрезультаты?
Для академической гребли нет таких препаратов. У нас важна силовая выносливость, в этом наша особенность, отличие от чисто силовых дисциплин и дисциплин, требующих выносливости. Максимум, что бывает, это препараты, которые помогают лучше и быстрее восстанавливаться. И, как итог, спортивные показатели могут быть лучше. Но допинга, напрямую влияющего на результаты, в нашем виде спорта нет.
Как вы планируете действовать дальше?
Как я уже говорил, Федерация предоставила возможность каждому дисквалифицированному спортсмену обратиться с жалобой в CAS - ситуационную комиссию ОИ, которая обязана рассмотреть каждое обращение в течение суток.

На текущий момент с жалобой в CAS обратились 17 спортсменов. Учитывая политизированность ситуации, вероятность допуска оцениваем 50/50. Финальное решение будет известно вечером 2 августа, после 20:00 по мск. Это та группа спортсменов, кого отстранили за недостаточностью проб в международных лабораториях.

Также есть другая группа спортсменов, в которую входят Иван Подшивалов, Иван Баландин и Анастасия Карабельщикова. По их жалобам ведутся индивидуальные работы, так как в их случае введены ограничения по упоминанию в докладе Макларена и наличию истории применения допинга в прошлом. В общем, спортсмены сами приняли решение: все в суд!

Не нужно забывать, что в любом случае после изучения жалоб спортсменов, предстоит пройти третий фильтр МОК до 5 августа - мнение независимых экспертов CAS.
UPD: Спортивный арбитражный суд после заседания ситуационной комиссии по делам российских спортсменов в Рио-де-Жанейро направил в адрес Федерации гребного спорта России предварительное решение об отклонении исков 17 российских гребцов. Указанная причина - недостаточное количество допинг-тестирований в иностранных лабораториях. "На данный момент мы получили предварительное решение из CAS по семнадцати спортсменам без каких-либо дополнительных пояснений, - отметил президент ФГСР Вениамин Бут.
Made on
Tilda