#Stroки на бегу
By Stro
Как мы тренировались в манеже на Крестовском
Газпром - детям Газпрома
Все легкоатлеты делятся на людей первого и второго сорта. Спортсмены первого сорта тренируются в элитных спорткомплексах, но их не пускают на международные соревнования из-за допингового скандала. Спортсмены второго сорта не едят химию, тренируются где попало, но участвуют в международных соревнованиях. Сегодня мы, поверив лозунгам "Газпром - детям" и начитавшись интервью с руководителями питерского спорта, решили порвать шаблон и приехали в элитный легкоатлетический манеж "Газпром" на Крестовском острове. Ничего неожиданного не произошло, шаблон порвал нас на мелкие кусочки. Все 20 млрд рублей программы "Газпром - детям" достались детям Якунина, Рогозина, Матвиенко, Ротенберга и некоторым другим о которых я ничего не знаю. Моему сыну, как и ожидалось, не досталось ни копейки. Две девушки на входе в комплекс, одетые во все белое, голосом санитарок психбольницы объяснили нам, что детям не место на спортивных сооружениях. Им явно было жалко нас, убогих, но ничего не поделаешь, ростом не вышли. И поехали мы обратно, в родной уже манеж им. Алексеева, где детям всегда рады. А по дороге погуглили.
Юлия Тарасенко. Президент спортивной федерации легкой атлетики Санкт-Петербурга. Фото: vk.com
Президент петербургской спортивной федерации легкой атлетики Юлия Тарасенко в интервью Фонтанке сказала так: "Я сама в прошлом бегунья и понимаю, что это бред. [...] По поводу детей спортсменов... насколько я знаю, никто не имеет права требовать на них какой-то пропуск. Эти сооружения, наша федерация и отчасти Спорткомитет работают для спортсменов, а не спортсмены для нас. Это не нужно забывать." Ключевых фраз здесь две: "насколько я знаю" и "дети спортсменов". С тем, что Спорткомитет и федерация много не знают, мы уже сталкивались, когда писали про сбитую на пробеге Пушкин - Санкт-Петербург девочку. А то, что мы не спортсмены, а хреновы физкультурники, которые мешаются под ногами Великих - это общеизвестный в Спорткомитете факт. Гораздо проще купить готового корейца Виктора Ана, к примеру, который принесет олимпийское золото, чем развивать массовый спорт.
Я, конечно, виноват сам, уж больно убедительно рассказывал мне вице-президент спортивной федерации легкой атлетики Антон Уйк о том, что никаких проблем с тренировками в манеже Газпрома нет. А он просто не уточнил, для кого нет.
Бегать по дорожкам спортсменам нельзя, по словам директора стадиона Николая Некрасова они стираются.
Фото: gazprom.ru
Через час после детей на улице оказались и другие бегуны Piranha team. Время для тренировки людей второго сорта, тех, которых еще пускают на международные соревнования, закончилось ровно посредине тренировки в 11 часов, о чем громко и с гордостью за страну и Газпром сообщил диктор из мощных динамиков. С 11 тренируется элита, которую, как вы помните, никуда не пускают. А раз не пускают, то и тренироваться не надо. После 11 часов дорожка стала пуста, как шоссе в российской глубинке после часа ночи. Может быть, конечно, дело в выходном дне, настоящие профессионалы по выходным не работают. Стадион опустел, деньги Газпрома отправились на заслуженный отдых, наступила полная тишина и слышно было, как капала немаленькая зарплата директора стадиона Николая Некрасова. Управляется Спортивный комплекс «Легкоатлетический манеж» Санкт-Петербургским государственным автономным учреждением "Дирекцией по управлению спортивными сооружениями". Я чуть язык не сломал, извиняюсь. На сайте флагмана спортивного движения Петербурга написано, что предметом его деятельности является "Создание материально-технических, организационных и иных условий для развития физической культуры и спорта". Теперь все встало на место, материльно-технические условия - детям Газпрома, а нам иные условия.

Фото на обложке: gazprom.ru
Made on
Tilda