#Stroки на бегу
by Stro
Выбежать "большую шестёрку" марафонов из трёх
Интервью Юрия Строфилова для журнала "Марафонец"
Владелец портала Санкт-Петербург. ру, креативный директор, один из сильнейших «винтажных» марафонцев в России, как он сам себя называет, Юрий Строфилов в свои 51 год пробежал Бостонский и Нью-Йоркский марафоны из трех часов и теперь хочет собрать полную коллекцию мэйджеров. О том, как он тренируется, как устроен рабочий день, чем увлекается помимо бега, Юрий рассказал нашему журналу.
Расскажите, а с чего все начиналось? Когда пришла в голову мысль попробовать себя в марафоне впервые? Что было самой главной мотивацией?
Я переехал в Сестрорецк, а там невозможно не бегать: парк Дубки, берег Финского залива, красота неземная, отличные дорожки, тихо - спокойно. В общем, я начал сам выходить по 5 – 7 километров побегать. Потом немного втянулся. Первый год единственный параметр, который я пытался отследить – это регулярность. Как минимум раз в два дня, все равно с какой скоростью, все равно куда, все равно сколько, - мне было все равно. Лишь бы это было регулярно. Это по-своему наркота, конечно, если ты побегаешь 3-4 месяца постоянно, то соскочить с этого тяжело. Так вот, втянулся и начал читать книжки. Одна из книг, которая мне в то время попала под руку, и я до сих пор ей благодарен, «От 800 метров до марафона» Джека Дэниелса. Я понял, что просто так греть воздух не интересно. Если ты каждый день бегаешь по 10 км в темпе 5 минут на километр, то так и будешь бегать, - никакого прогресса у тебя не будет. Нужно было диверсифицировать тренировки, я пытался себе что-то комбинировать, а дальше захотелось поставить перед собой какуюто цель. И первое, что я пробежал, - пробег «Пушкин-Петербург». Пробежал хорошо, я не помню сейчас точное время.

А 9 января в 50 лет жена мне подарила поездку в Израиль на марафон, видя то, что я бегаю, что мне это доставляет удовольствие, преподнесла мне такой подарок. Мы решили поехать на день рождения в Тверию, марафон очень красивый по берегу Галилейского моря, 2000 человек всего участвуют, но здорово организованный. Мне хотелось бежать быстрее 3 часов. Еще когда был студентом, помню, что думал, что марафон быстрее 3 часов – это спорт, медленнее – физкультура. Я поставил себе задачу за 3 часа пробежать этот марафон. Бегу по 4.13 мин/км, понимаю, что мне в кайф, успеваю из 3 часов, погода отличная, половинку пробежал, 30 км, и у меня уже эйфория такая, и вдруг, бах! 5 мин/ км, 5.20 мин/км, не бежится вообще, я догребаю с трудом последнюю десятку. На финишном табло: 3 часа 9 минут! Но я на самом деле не расстроился, я понял, в чем проблема, я не ел ничего по дороге, только пил, и углеводную загрузку/разгрузку не делал, просто взял и побежал, хотя я готовился.

А потом после этого старта посыпались травмы, я увеличивал объемы, что-то да вылетало. Тогда я пришел к тренеру в манеж с просьбой посмотреть на мою технику, именно ее я винил в травмах. Мой будущий тренер посмотрел на бег, сказал, что все у меня в принципе в порядке с техникой, но нужно изменить подход к тренировкам, бегать меньше и медленнее.

И мы с ним запланировали следующий старт на осень! Это и стал мой первый осмысленный марафон, после того как мы с ним аккуратно готовились, осенью я пробежал в Нью-Йорке за 2.50.29 (перед этим я правда летом бежал еще «Белые Ночи»).
МАРАФОН БЫСТРЕЕ 3 ЧАСОВ – ЭТО СПОРТ, МЕДЛЕННЕЕ – ФИЗКУЛЬТУРА
Главная мотивация – мне не хотелось просто так греть воздух! Нужна была цель! Невозможно бегать регулярно, не имея внятной цели!
Если бы сейчас вам было 20-25 лет, стали бы также увлеченно заниматься бегом?
В 20-25 лет есть куча других занятий, которыми можно осмысленно и увлеченно заниматься. И чем я только не занимался: велоспортом (но без фанатизма, мне не дали выгореть), бегал тоже немного, но это никогда не было сверхзадачей. И я рад, что тогда я не занимался этим так интенсивно, как сейчас занимаюсь. Потом я все это забросил и вообще ничем не занимался, ходил в фитнес, катался на горных лыжах, нырял под воду, прыгал с парашютом, и считал это не спортом, а образом жизни.

И к 50-ти годам мне вдруг захотелось осмысленности в физических нагрузках, я стал заниматься бегом, уже относясь к нему, как к спорту. Сейчас я тренируюсь каждый день. Если тренер не говорит иного, а иногда он говорит, что пора отдыхать!
Ваш самый сложный марафон на сегодня и почему? Как договаривались с собой? Есть ли какие-то собственные приемы: что делать, если становится невыносимо тяжело на гонке или что-то вдруг пошло не так?
Самый сложный марафон – Бостон. Сразу со старта спуск, и ты не понимаешь, с каким темпом ты бежишь, меня все обгоняли, и при этом по часам я вижу, что бегу очень быстро. Я первую десятку пробежал очень быстро, за 38 минут и я забил себе ноги, и к середине, там где подъем начинается Heartbreaking Hill, сил уже нету, и ты сбился с темпа, и не понимаешь, каким темпом надо бежать.

Перед стартом всем выдавали такую раскладушку на руку, по сколько нужно бежать, если ты хочешь пробежать марафон за столько то. И я проигнорировал эту бумагу совершенно зря. На эти вот последние кусочки после знаменитого подъема у меня сил не осталось вообще и пульс не растет (он был очень высоким на подъеме, за 175, при том, что я НьюЙорк пробежал быстрее и с меньшим пульсом). Плюс еще +25 тепла неожиданно стало.

Я был очень хорошо готов к этому пробегу, а за несколько недель до этого марафона я заболел. И не то, чтобы заболел, а вот явная перетренировка: когда натягиваешь тетиву у лука и бац, треснул весь лук и выпал из графика. И вот я добегаю до финиша чуть живой. Меня сразу скрючило судорогами.

А перед стартом мы разговаривали с одной марафонкой, которая бегала Бостон 3-4 раза. И вот после финиша она подходит ко мне и говорит, вот теперь ты понимаешь, почему Бостон бегают несколько раз. Да, похоже! С первого раза Бостон не дался! Очень специфическая гонка. Бежишь по одноэтажной Америке, очень много людей с детишками на газонах сидят, пьют пиво и трещетками шумят.

В середине целый медицинский колледж выходит поддерживать. Удивительная гонка, но не далась. Пробежал я 2.57, из трех выбежал и второй раз думаю не побегу, по крайней мере до тех пор, пока все мэйджоры (или все золотые марафоны) не сбегаю. Хотя, конечно, надо бы!

Никаких приемов, что нужно делать, когда тебе сильно тяжело, у меня нет. Единственное, я украл у кого-то, прочитал в книжке, что когда тебе очень тяжело, попробуйте не снизить скорость, а увеличить ее, поиграться с темпом! Это действительно работает!

Второй лайфхак на эту тему: я никогда не думаю, сколько осталось до финиша! Это табу! Даже когда остаются последние километры, сколько осталось неважно, нужно находиться в таком состоянии, как будто тебе бежать в этом темпе всю жизнь! Можно о чем-то своем думать, можно слушать песни, петь песни, но никогда не думай, сколько тебе осталось бежать
Ваша самая лучшая гонка. Почему?
Однозначно, Нью-Йорк. По разным причинам. Во-первых, пробежал хорошо, мой личник 2.50.29 показан именно там, во-вторых, эмоционально это классная гонка. Т.е. прилетаем на самолете, командир корабля говорит: «Наш рейс закончен, кто бежит марафон, легких ног!». Вштыривает, конечно. Приходишь в бар, тебя узнают по часам, по кроссовкам, говорят: «Для вас макароны сегодня вечером бесплатно». После марафона бесплатно пиво наливают в барах. Весь город выходит на улицы, просто весь город. Шум невероятный в течение всего марафона, бегут, руки тянут, чтобы поздороваться, и ты там первые 15-20 км бежишь на одной сплошной эмоции через людей, толпы людей.

Старт начинается с трех разных рукавов, которые сливаются вместе через почти 10 километров, бежишь по мосту и видишь всю эту толпу в 50 тысяч человек. Захватывает эмоционально невероятно. Есть горки по трассе, но они немного даже бодрят, нет монотонности. Последний подъем перед Central Park очень эмоциональный. Каждое кафе выставляет колонки или живую музыку, даже морг симфонический оркестр выставил. Бежишь, не столько думаешь, что тебе тяжело, сколько вот на этой эмоциональной поддержке все это пробегаешь.

Конечно, мы готовились. Я был в очень хорошей форме. Всю гонку вообще не мучился. Понятно, что ногам тяжело, понятно, что пульс поднимался, но страданий как таковых не было. Бежишь как будто это хорошо сделанная работа: молотишь, молотишь, молотишь. Здорово!
Что мотивирует продолжать тренировки сейчас?
Мотивация сейчас – хочу пробежать все 6 мейджеров, при этом все 6 из 3 часов! Я пробежал уже Нью-Йорк и Бостон, сейчас на 2017 год у меня есть регистрация в феврале на Токийский марафон и в сентябре Берлин. И у меня останется Лондон весной 2018 и затем Чикаго.

Бегаю я не чаще 2 марафонов в год. Это дает возможность хорошо подготовиться к каждому марафону, это такая и мотивация в тренировках тоже. У меня есть цель почти на 2 года вперед, я понимаю, как я буду готовиться к каждому из этих марафонов.
НИКОГДА НЕ ДУМАЮ, СКОЛЬКО ОСТАЛОСЬ ДО ФИНИША. ЭТО ТАБУ!
Я знаю, что после марафона на суперкомпенсации я пробегу половинку (и обычно по личнику), а перед марафоном мне нужно пробежать десятку и также половинку или 30-ку, для разгона как контрольную тренировку. Бывает, что после марафона и отдыхаю месяц, бегаю кроссы по 8 км через день не более того.

Готовясь к марафону, легко словить перетренированность. Мой тренер видит это сразу по глазам - не горят! И этого состояния мы стараемся избежать, своевременно думаем об отдыхе. А индикатором того, насколько я готов тренироваться или перетренирован, я определил для себя время, которое мне нужно, чтобы собраться и отправиться на тренировку. Когда все хорошо, раз и уже побежал, а если накопилась усталость, то на тренировку по полчаса собираюсь: то шапка не та, то пульсометр забыл.
Сколько часов в неделю тренируетесь? Ваша жизнь полностью подстроена под нужды бега или встраиваете бег в свой график?
Сейчас я бегаю 100 км в неделю, 430 км в месяц. Из месяца одну неделю бегаю чуть меньше, чем 100 км. Тренировок в течение дня я не замечаю. Я ничего не подстраиваю под тренировки. У меня нет никаких ограничений, связанных с тренировками, просто это моя обычная жизнь, такая, как она есть. Если у меня не получается бежать утром, я бегу вечером, не получается вечером, бегу ночью, или успеваю днем.

Рабочий график выстроен, как он выстроен, и я утром смотрю, где у меня есть возможность для тренировки. Фиксированных тренировок две: в воскресенье утром длительная, которую я бегу, как только проснусь, натощак и без воды, и суббота утро – это тренировка с тренером. Ему важно увидеть меня, посмотреть мой бег, горят ли у меня глаза, чтобы внести последующие коррективы в тренировочный план. Я научился все свои тренировки вообще не замечать.

Почему я не занимаюсь, например, триатлоном? Это очень времяемкий вид спорта, вот под него нужно выстраивать свой день. В беге я из дома вышел, и началась моя тренировка, или если в городе по делам, то беру сумку с формой в машину с собой: переоделся и побежал. Не под бег выстраиваю свой рабочий день, а наоборот, я бег встраиваю внутрь своего рабочего дня. При этом набегу я могу решить какие-то вопросы по телефону, если мне надо. И я могу на бегу подумать, о чем мне надо подумать. Например, классическая такая штука для меня: я утром в течение часа прочитал всю свою почту и все, что мне написали, загрузил себя утренней информацией, после этого я переоделся и побежал.
ГОТОВЯСЬ К МАРАФОНУ, ЛЕГКО СЛОВИТЬ ПЕРЕТРЕНИРОВАННОСТЬ. МОЙ ТРЕНЕР ВИДИТ ЭТО ПО ГЛАЗАМ - НЕ ГОРЯТ!
Я продолжаю работать, особенно если это восстановительный бег, не быстрый, мысли у меня крутятся, решаю себе в голове производственные задачки. Потом я прибежал, помылся и за час я быстро всем ответил на все вопросы, в голове же все уже понятно после бега. И все, текучка вся решена! Дальше высокое творчество, и целый день свободен!
Тайм-менеджмент или как все успеть? Как вы ведете планирование? Фиксируете цели, задачи? Как осуществляете контроль их выполнения?
Я против тайм-менеджмента. Да, у меня есть календарь в гугле, календарь видят мои сотрудники. Часто они присылают мне в календарь какие-то задачки, но ведь смысл не в том, чтобы полностью загрузить себя, как можно больше дел успеть сделать за день.

Говорят, что если вы хотите заработать много денег, надо много работать. А если вы хотите быть богатым человеком, нужно сделать что-то поумнее. Вот я стараюсь построить свой рабочий день так, чтобы ничего не делать, чтобы как можно больше мероприятий выкинуть из своего календаря.

Думаешь, не чтобы успеть больше, а как бы делать поменьше, кому бы поручить это, как бы сделать так, чтобы это не делать самому, а кто бы за тебя это сделал. А как бы поискать какую-то синергию и дать то, что у тебя уже есть, а взять у человека то, что он должен сделать. Т. е. предоставляешь свои ресурсы взамен на чью-то работу. Это освобождает очень много времени и самое главное освобождает голову, ведь когда ты доходишь до некоего уровня в своем развитии, и в финансовом, и в организационном, у тебя проблема не в ресурсах, а проблемы с идеями, проблемы с тем, что надо делать не руками, а головой. В общем, я за то, что нужно меньше делать, больше думать. Думать о том, как бы не делать.

Как у меня на работе все устроено? У нас нет офиса как класса. Я разогнал офис года три назад, у нас 30 сотрудников работают, офиса нет. Это на самом деле освобождает кучу времени. Система удаленной работы, в том числе и удаленной групповой работы, у нас очень развита.

Если переносить это на бег, то мы написали свою собственную программу, в которой тренер ставит задачу ученику, я вижу все задачи, которые мне пишет мой беговой тренер (Михаил Питерцев), а он видит все исполнение, и мы с ним, когда переписываемся, буквально находимся на одном листе. Я вижу статистику, набег за неделю, за месяц – это система групповой работы. Мы очень сильно автоматизировали взаимоотношение с тренером, стало очень удобно. Вообще мой тренер не любит писать планы на месяц, в этом есть смысл, потому что когда ты пишешь планы на месяц любителю, ты обречен их переписывать, и делать это приходится, потому что у человека случается разное: то на работе загрузка, то вместо одной дистанции пробежал другую, не успел, не смог. И хороший тренер на это реагирует, ему либо приходится семь раз в неделю переписывать недельный план, либо писать каждый день.

Мой тренер писал мне каждый день, и это очень правильно. Но я с ним договорился, с большим трудом, правда, ему это не нравится, но теперь он мне пишет недельный план. Я отчитываюсь по каждому дню. Если вдруг что-то случается, а у меня обычно ничего не случается, если надо, то я и в час ночи побегу, не помню, чтобы у меня слетела какая-то тренировка. Бывает, что тренировка не так легко пошла, как мне хотелось, или наоборот, оказалась не такой тяжелой. Тогда мы в следующем недельном цикле учитываем это, т.е. мы немного удлинили горизонт планирования.
СЕЙЧАС Я БЕГАЮ СТО КИЛОМЕТРОВ В НЕДЕЛЮ. ТРЕНИРОВОК В ТЕЧЕНИЕ ДНЯ Я НЕ ЗАМЕЧАЮ.
В каких отношениях находятся бег и ваша семья, ваши близкие?
Как договариваться с ближними? С ними надо договариваться, по разным причинам. Ближние, когда они видят, что ты значительное время тратишь на бег, тебе нужно специальное питание, плюс надо в баньку раз в неделю сходить, есть нагрузка на время, которое ты якобы отнимаешь от семьи.

Во-первых, я беру сына с собой на тренировки, стараюсь брать. Чаще всего он ездит со мной на велосипеде, я бегу он едет. В том числе и длительные, у него рекорд, в прошлом году, когда ему было еще 7, он проехал 28 км. Все соревнования он болеет за меня. Жена и сын видят все мои тренировки, и я их беру на соревнования, в том числе мы ездили вместе на все большие марафоны. В Токио мы тоже поедем всей семьей. Это здорово помогает, потому что они сопереживают.

Я стараюсь вовлечь и их в бег, они потихоньку начинают бегать. Здесь легко передавить, поэтому я без насилия. Без давления, но очень поддерживаю, по крайней мере, морально, все начинания семьи, связанные с бегом. Стараюсь делиться всеми беговыми планами, как бы пытаюсь их вовлечь, если не в виде совместных занятий, то в виде обсуждения планов и сопереживания. Хотя периодически мы бегаем совместно. Это здорово помогает!
Увлечение марафонским бегом отражается на других сферах жизни? Чем практически может помочь увлечение бегом в бизнесе?
Во-первых, я считаю, что бег способствует мозговой активности. А поскольку мы работники умственного труда, то наша основная задача – это думать, а на бегу думается здорово! Все мои идеи, все презентации, которые я потом предлагаю клиентам, лучшие из них, точно придуманы на бегу! Мозг отлично снабжается кислородом, эйфория бегуна, все работает в голове правильно!

Второе, я стал намного более спокойным, потому что у меня появилась дополнительная мотивация. И если что-то не получается на работе – это не конец жизни, это значит, что получается в беге. Ты перестаешь запариваться, становишься расслабленным, ты лучше обращаешь внимание на хорошие вещи, меньше обращаешь внимание на всякую разную ерунду.

Третья часть, бег – это социальный лифт! У меня много друзей из бизнеса появились из бега. Они все классные ребята, с ними очень приятно работать и с ними очень легко договариваться.

Даже на серьезных переговорах в больших компаниях ты можешь найти марафонца и быстро обсудить с ним какие-то вопросы. Прихожу на такие тяжелые переговоры, смотрю, а у человека из под костюма часы Garmin виднеются. Мы друг на друга посмотрели и дальше все очень просто! Реально помогает!
ВСЕ МОИ ЛУЧШИЕ ИДЕИ ПРИДУМАНЫ НА БЕГУ!
Это также отличная история для людей, которым нужен большой круг связей, потому что тебе всегда есть о чем поговорить. Когда я прихожу на конференцию или презентацию ко мне часто подходят самые разные люди и просят рассказать, как я бегаю, а как им нужно бегать. И потом это переносится на бизнес! Когда ты активно бегаешь, у тебя нет этого барьера, что человек выше тебя по статусу, человек из другого круга. Мне самому достаточно своих статусов и званий, но я вижу, как другие люди этим пользуются! Это своего рода трамплин! У них начинают спрашивать про бег, они начинают в чем-то продавать себя в других сферах бизнеса.

И последнее, мы, бегуны, всё про себя знаем, поэтому чужие оценочные суждения вообще не волнуют. Больше, чем из тебя вылезет на тридцатом км марафона, из тебя уже не вылезет. И ты знаешь, что ты представляешь из себя на самом деле. Ты знаешь, что где-то ты схалявил, где-то не додавил, где-то поленился, где-то не собрался. Поэтому когда тебе начинают рассказывать, кто ты есть на самом деле, это абсолютно не трогает. Я проверил себя, я знаю, кто я есть на самом деле.
Как бы вы посоветовали выбирать себе первого тренера? Каким он должен быть?
Нужно чтобы у вас совпадала, как я называю это, длина игры. У любого тренера есть соблазн не тренерской работой заниматься, а натаскивать на результат. Т.е. он вам говорит, я вас за 16 недель подготовлю к марафону. Но мне не надо за 16 недель к марафону, и многим не надо. Подготовь меня за 10 лет к самому лучшему моему марафону – вот это задача. И если вы понимаете, что у тренера есть желание работать с вами в долгую. Это хороший тренер, тогда все встает на свои места. Тогда он начинает вас беречь, не выкатывать на результат, не выжимать из вас соки, не повесить себе медаль на грудь, что вот у меня есть еще один ученик, который пробежал марафон или сделал айронмен.

То, что у каждого тренера есть свои методики – это все ерунда, это ни на что не влияет, особенно для первого тренера. Методики будут играть роль, когда ты бежишь на уровне марафон за 2.30, до этого времени вопрос не в методиках, а в том понимает ли тебя тренер, или не понимает. Играет ли он в долгую, готов ли он терпеть результаты, готов ли он аккуратно тебя направлять, готов он с тобой возиться, работает он по шаблону или думает конкретно о тебе?

Поэтому важно, чтобы тренер писал конкретно под тебя, чтобы он это делал каждый день, и важно, чтобы он не торопился.
Как вы представляете беговую культуру в России через 5, 10 лет. Как оцениваете развитие марафонского спорта в нашей стране в целом? Есть отечественные старты, которые вас привлекают и нравятся?
Будет у нас все хорошо. И как раз примерно через эти 5-10 лет. Все начинают бегать и по двум причинам, во-первых: это очень демократичный вид спорта, во-вторых, это реальная история со здоровьем. Т.е. если ты бегаешь хотя бы через день, хотя бы километров по 10, ты можешь много себе простить. Начиная с алкоголя и заканчивая тортиками, все сгорит. Я не ограничиваю себя ни в чем, ни в пиве, ни в тортиках. Народ это видит, и чувствуется что это штука заразная. Поэтому беговое движение растет семимильными шагами.

За два года на 300% выросло количество людей, участвующих в стартах. Сейчас в эту индустрию придут деньги и даже большие деньги. Потому что это хорошая аудитория, платежеспособный спрос: им нужны кроссовки, им нужна одежда, питание, ездить по миру, гостиницы, старты. Бизнес начинает это понимать. Я чувствую интерес к спорту больших и очень больших компаний. Я вижу, как внутри серьезных бизнесов рождаются марафонские команды, и это хорошо.
МЫ, БЕГУНЫ, ВСЁ ПРО СЕБЯ ЗНАЕМ. Я ПРОВЕРЯЛ СЕБЯ, Я ЗНАЮ, КТО Я ЕСТЬ НА САМОМ ДЕЛЕ.
Начинает подрастать поколение тренеров, которые включают в свою орбиту, подключают к бегу новых людей. Я вижу, как люди начинают вести свои блоги и мотивировать других, участвовать в пробегах.

Лавина сейчас начинается. Очень похоже на зарождение американского марафонского движения. В Америке бегают все до сих пор, может быть темпы роста немного снизились, но бегают все, и это огромный многомиллиардный бизнес.

Отечественные старты – штука сложная. Например, отлично сделанный марафон «Белые Ночи», прилично сделанный марафон Московский, без глобальных косяков, но город ни каким образом не поддерживает это начинание. В Нью-Йорке метро меняет свое расписание, чтобы зрителям удобнее было смотреть за бегунами. Перекрыт весь город, и весь город от этого счастлив. Но ни руководители Москвы, ни руководители Санкт-Петербурга этого не понимают. Для них марафоны – это кость в горле. Вы перекроете весь город, это значит горожане не смогут добраться из точки А в точку В, а как же скорая?

Во-первых, это большая логистическая проблема, но в других городах мира она решается, и все службы там функционируют в день марафона, т.е. логистика продумана и построена. Во-вторых, они там все реально понимают, что такое марафон. Тебя никто не спросит: «А марафон – это сколько?» В Штатах спрашивают: «А за сколько?» И они все в курсе, что из трех часов - это хорошо! Поэтому эти 5-10 лет должны быть потрачены на то, чтобы общество поняло, о чем идет речь! У нас сложился такой разрыв между спортом высоких достижений и массовым любительским спортом. В Америке нет спорта высоких достижений, он следствие и логическое продолжение любительского спорта. У них нет министерства спорта, нет государственных ассигнований на спорт. У них есть студенческий спорт, который делает базу, и любительский спорт. А у нас Олимпийские медали отдельно, а любительский спорт отдельно. Но ведь для чего была придумана Олимпиада? – Для того, чтобы подогреть интерес к любительскому спорту, к занятиям физкультурой, для того, чтобы люди бегали. А мы делаем все наоборот!
БЕГ - ЭТО СОЦИАЛЬНЫЙ ЛИФТ. КОГДА АКТИВНО БЕГАЕШЬ, У ТЕБЯ ИСЧЕЗАЕТ БАРЬЕР, ЧТО СОБЕСЕДНИК ИЗ ДРУГОГО КРУГА
Мы, конечно, начнем сейчас меняться, начнем готовить людей, но на это уйдет 10 лет. Тренеры будут работать с любителями, тех, у кого будет получаться, подхватят спонсоры, и именно им достанутся медали, - я такой процесс вижу. И это сейчас начинается! Сейчас любители показывают очень серьезные результаты! И никакого министерства спорта! Но идет все в очень и очень правильном направлении. Любительский спорт начал зарабатывать сам и начал готовить очень и очень продвинутых любителей, которые через 10 лет начнут выигрывать очень серьезные марафоны.
Три ваши увлечения помимо спорта. Чем насыщаете свою жизнь вне бега?
Мне повезло, у меня очень интересная работа. Мы пиар-агентство, я владелец «СанктПетербург.ру» портала, я креативный директор, жизнь построена так, что у меня действительно есть время покреативить и подумать, меньше заниматься рутиной, больше заниматься какими- то интересными проектами, и это в некотором смысле мое хобби.

Помимо бега главная задача – дети. У меня 2.5 года младшему сыну, с ним реально интересно. Все свободное время я стараюсь вместе с ним проводить. Все время учусь у него двум вещам: радоваться жизни и искусству вести переговоры, он всегда добивается того, что ему нужно и никаких компромиссов. Второму сыну у меня 8 лет, мы тоже проводим с ним много времени.

С женой много путешествуем. Стараемся поездить и посмотреть мир, бег в этом плане здорово помогает.
Что бы вы могли пожелать читателям нашего журнала?
У каждого своя жизнь, и для того, чтобы давать какие-то советы и чего-то желать, нужно эту жизнь знать, а поскольку все люди разные, то лучше этого не делать! Но я с удовольствием отвечу, если кто-то из читателей журнала обратиться ко мне с конкретным вопросом, буду рад поделиться.
Made on
Tilda