Немного про тренировки в горах Чечни

Кезеной-Ам

#Strоки на бегу
by Stro
В пять утра почти из чистого неба пошел дождь. Капли размером с перезревшую горошину громко хлопали по асфальту. Большая белая собака с разноцветными глазами присоединилась ко мне на выходе из гостиницы - морда в крови, на спине большое пятно крови, лапы красные. Пес сыто улыбался, довольно облизывался и не отходил от меня ни на шаг. Пойдем, покажешь мне где делают лучшие фотки рассвета в горах. Мачу-Пикчу видели? То же самое, только ни одного человека.
Гостиница Кезеной Ам - это каменное треугольное здание, несколько коттеджиков, спорткомплекс, десяток домиков-ресторанчиков и все это на высоте 1834 метра у берега озера.

В этих местах с девятого века жили вайнахи, потом чеченцы. Растили кукурузу, овец и коров… В 1944 году полмиллиона чеченцев на 15 тысячах вагонов депортировали в Казахстан, операция называлось «чечевица». С тех пор здесь почти никто не живет. В 1957 году людям разрешили вернуться на родину, но не в горные районы. Чтобы не было иллюзий, дома горцев сожгли. Бесконечные безлюдные террасы, созданные трудолюбивыми людьми на склонах гор напоминают о масштабах трагедии.
Первая тренировка в горах - 24 километра. От гостиницы до перевала 9 километров, еще три вниз, потом обратно три вверх и девять вниз. На перевале 2175 метров. Слушать здесь музыку в наушниках, это как закусывать Frapin Cuvée лимоном. Собственное дыхание, жужжание пчел, разговоры овец и коров. А вокруг зеленые склоны, если бы кровь из артерии была зеленая, она была бы именно такого цвета. И воздух… его вкус ощущается спинным мозгом. Когда подбегал к перевалу пульс был 195, но организм справлялся с нагрузкой - первый день, акклиматизация еще не накрыла. Я редко думаю о финише, но бег по холмам шансам не оставляет, каждый перевал - это как Катманду, конечная точка всех путешественников. Поднимаешь голову вверх и загадываешь - может быть это вершина, а может быть очередной поворот, все как в жизни. За километр до верхней точки даже овцы перестали блеять, а может это ветер снес их голоса в долину. Несколько минут до перевала - здесь из горы бьет источник, ни один Perrier не может быть таким вкусным. Рядом парень с корзиной яблок набирает воду. - Откуда. - Из Питера. - А я вон с той горы, нас там одна семья живет, хочешь яблоко, ближайший магазин в тридцати километрах, электричества у нас нет, я за сыром спустился. Самые вкусные яблоки я ел на финише Нью-Йоркского марафона, эти почти такие же.
Фонд открытой дипломатии им. Горчакова и агентство Регнум организовали в Чечне школу для региональных журналистов, я один из «учителей». Когда звали, я задал только один вопрос, смогу ли я полноценно тренироваться.

В Грозный приехали в воскресенье днем, у меня длительная тренировка 34 километра, 36 градусов на улице. Оделся в длинные тайтсы и в майку, мне провели ликбез, одел длинные шорты и футболку. Шариат требует, чтобы был закрыт аврат. Для мужчин аврат - это все, что находится между пупком и коленями. Есть много мнений про сами колени и пупок, но правильнее закрыть и их. Грозный - это не Барселона, конечно. Фонтанчиков с водой в городе я не нашел, очень пыльно. Километра с 20-го пробежка превратилась в тренировку силы воли. Хочется пить, бежать приходится по проезжей части, все бибикают. Но город осмотрел. В центре несколько стометровых небоскребов Грозный-сити, огромная мечеть «Сердце Чечни» с минаретами в 67 метров, широченный бульвар Путина. Везде стройка, но ни одного разрушенного здания. На улицах женщины в длинных национальных платьях, на площадях массовые тусовки, красиво. Следы войны остались только в лицах мужчин. На площади Минутка две красивые высотки с куполами на крышах; на месте президентского дворца огромный котлован и скоро построят еще один небоскреб; вокруг тоннеля, где взорвали генерала Романова, стоят красивые многоэтажки, отделанные натуральным камнем. Федеральные деньги не пропали, чеченцы очень гордятся тем, что у них нет коррупции.

Мечеть имени Аймани Кадыровой. Аргун
Промышленности и большого сельского хозяйства тоже нет. Чиновники говорили нам, что федеральные трансферы они получают не больше, чем любой дотационный регион, но что производит Чечня кроме впечатления не сказали, а впечатление она производит, это точно.

Вероятно, Чечня сейчас одно из самых безопасных мест на земле. Несколько лет назад я был в Израиле, в городах очень много оружия и очень много очень серьезных людей. Но в Тель-Авиве серьезные люди бывают и мужчинами и женщинами, а в Грозном только мужчины. Все утрировано корректны, гипертрофированно вежливы, но нарушать порядок никому из жителей, да и из приезжих не хочется. За все время, пока мы были в Чечне с нашей большой группой не случилось ни чего похожего на инцидент. Девушки в одиночку добирались пешком до гостиницы, я бегал и вечером, и почти ночью, не было даже ощущения опасности. Безопасность израильского типа - все настолько сложно, что хулиганить не хочется.

Вид из окна моего номера
Несколько дней в Грозном и в горы. Проехали Ведено, в голове всплыли уже далекие заголовки новостей. 10 лет прошло. Всего 10 лет или целых 10 лет. Остановились у блок-поста на границе Дагестана и Чеченской республики, размяли ноги, пофотографировали горы и поехали к перевалу. Харами значит «запретный». Эти земли Андийского хребта долго были предметом спора между чеченцами и аварцами, чтобы избежать жертв Совет гор признал перевал ничейным или запретным. Я несколько раз буду бегать в это место - энергетика чувствуется кожей, спинным мозгом и даже бездушной железякой-пульсометром. Здесь погибали во время второй Чеченской и здесь погибали за сотни лет до этого. Наш автобус тоже не выдержал намоленности этого места и заглох километров за пять до вершины. На перевал мы въезжаем на веревке, как верблюды в древнем караване.
Спуск вниз и мы у озера Кезеной-Ам. Здесь жили троглодиты в четвертом тысячелетии до нашей эры, это на тысячу лет раньше египетский пирамид. Древнее землетрясение скинуло гору в реку, образовалась стометровая плотина и озеро глубиной 72 метра, самое большое озеро Северного Кавказа. Неземная красота. С первого века нашей эры здесь жили горцы, а жилища вайнахов девятого века отлично сохранились. Можно рукой прикоснуться к камням, которые горцы обработали больше тысячи лет назад. Вход в долину закрывает сторожевое село Хой с башнями, отвесными стенами и каменными укреплениями. Эти сооружения помнят персов, вернее… персы их помнят.
Пришло время моего выступления. Гутенберг - это тупиковая ветвь развития цивилизации, сайты - это прошлый век, содержание важнее формы и другие аксиомы. Здесь, в месте, где зарождалась человеческая цивилизация библейские истины заходят особенно хорошо. Интересно, если есть библейские истины, значит должны быть ведические и коранские.
Мои впечатления от измерений порогов и МПК
МПК, лактат, пара порогов и немного о пульсе
Экономичность бега зависит от генетики, от техники бега и от растяжки. За генетику спасибо маме с папой, кстати, позвоните родителям. За технику отвечает Миша Питерцев, ему тоже можно позвонить. Я пришел к нему в манеж после того, как, занимаясь самостоятельно, увеличил нагрузки и стал пропускать тренировки из-за травм. Мне показалось, что причина травм - плохая техника. «Да нормальная у тебя техника, - сказал Миша, - просто не готов к таким нагрузкам». Мы снизили и объемы, и скорости. Травмы быстро ушли, результаты быстро пришли. Идеальной техники не существует, каждый ищет для себя технику, которая дает лучший кпд.
Кормят в Чечне хорошо. Еда простая, как стакан воды, но всегда качественная. Свежее мясо, сыр, зелень.

Когда ехал, думал, что недели будет много. В Грозном один-два дня вполне достаточно, это самый обычный российский южный город, если не считать нескольких небоскребов. А вот в горах я бы месяц пожил, эти места наливают в меня силу.

Ps

Следующим летом планирую организовать там беговые сборы. В 70-х годах здесь тренировалась сборная СССР по гребному спорту. Идеальное место для планомерной работы. Кто захочет присоединиться - пишите.

Made on
Tilda