О биологическом паспорте спортсмена

Кто и как борется с кровяным допингом в большом спорте. Интервью с экспертом WADA
Одним из основных методов выявления допинга в профессиональном спорте является биологический паспорт спортсмена. В циклических видах спорта – это паспорт крови. Насколько точен этот метод, возможны ли ошибки при вынесении решения и чем обусловлена эффективность гематологического профиля, мы выяснили у медицинского эксперта эстонского антидопингового агентства Сергея Илюкова.
Беседовал Юрий Строфилов, обработка Елена Федоренко
Сергей, мы хотели бы поговорить с вами о биологическом паспорте спортсмена как одном из методов выявления использования допинга. Расскажите, что это такое, как он работает и зачем нужен большому спорту?
Биологический паспорт спортсмена – это индивидуальный профиль, отражающий показатели крови спортсмена (пока мы говорим только о паспорте крови) за определенный период. Он основан на регулярных заборах крови у спортсменов и оценке ее основных параметров, таких как гемоглобин, эритроциты, ретикулоциты. Именно это показатели, а точнее их изменение, могут свидетельствовать о том, что спортсмен употреблял, например, эритропоэтин, либо использовал переливание крови (гемотрансфузии). И эритропоэтин, и гемотрансфузия повышают спортивную работоспособность.

Естественно, параметры крови всегда индивидуально обусловлены, поэтому составление паспорта крови – также очень индивидуально-ориентированный процесс. Важный этап здесь – выявление индивидуальной нормы каждого спортсмена. Для этого первые пробы берутся в межсезонье - период, когда соревнований практически нет, а значит, и использование кровяного допинга менее вероятно. На основании этих проб и с помощью специальных статистических методов выстраивается личный профиль спортсмена. Последующие результаты проб сравниваются уже с этими показателями, а отклонения от них требуют дополнительного рассмотрения и выяснения причин.
Отклонения от этих результатов означают прием допинга?
Не всегда. Есть множество различных факторов, которые могут влиять на кровяные показатели.
А как выявляются случаи допинга?
Процедура следующая. Национальное антидопинговое агентство фиксирует в профиле спортсмена определенное отклонение кровяных параметров от его вычисленной личной нормы и запрашивает у спортсмена объяснения. Ему предлагают собрать перечень принимаемых препаратов, процедур, которым он подвергался, и все, что могло бы повлиять на выявленные колебания профиля. Затем профиль и объяснения спортсмена отправляют в международную федерацию по соответствующему виду спорта. Федерация отдает анонимные данные на оценку трем независимым экспертам – профильным специалистам, специализирующимся на показателях крови спортсменов. Эксперты, независимо друг от друга, дают оценку профилю. Если все три эксперта единогласно вынесли заключение о применении этим спортсменом допинга, то тест считается положительным
Кто принимает окончательное решение о дисквалификации?
Решение принимает международная федерация на основании мнения собственных экспертов.
А что происходит, если один или двое из них не считают рассматриваемый случай «допинговым»?
Тогда случай не признается «допинговым», но если сохраняется высокая степень подозрения, то, как правило, внимание антидопинговых служб к спортсмену не угасает.
Получается, что на судьбу спортсмена влияет некое мнение трех экспертов, работающих на международную федерацию по его виду спорта? В какой степени экспертные мнения могут быть субъективными?
Это не субъективные мнения. Это факты, объективные показатели и открытая формула расчета. Эксперты не работают на федерацию в обычном смысле, это сторонние специалисты, незаинтересованные в тех или иных результатах люди. У них нет плана по «допинговым» или «чистым» случаям, они получают свой гонорар только за количество сделанных оценок. Здесь речь идет даже не о деньгах, а о репутации, в том числе научной карьере каждого такого специалиста, сотрудничающего с федерациями. Цена ошибки для экспертов очень высока, поэтому вероятность ошибки в конечном итоге практически исключена. И конечно, объективности добавляет анонимность спортсмена - эксперт не знает, чью пробу крови он анализирует.
С чем связаны судебные процессы, в которых спортсмены пытаются оспорить заключение экспертов?
Чаще всего с тем, что на стороне спортсмена нет специалиста, способного объяснить ему суть обвинения. Речь здесь идет не об обычных врачах-гематологах, а об экспертах с очень узкой специализацией. Таких очень мало. Например, в России я знаю лишь двух специалистов подобной квалификации. Из этических соображений без личного согласия не стану называть их имена публично. Кроме этого, возможны попытки поставить под сомнение саму систему, а также манипуляции со стороны спортсмена, основанные на том, что федерация не имеет права демонстрировать паспорт спортсмена.
Биологический паспорт, в частности паспорт крови, - это некая панацея, способная избавить большой спорт от недобросовестных участников в части кровяного допинга?
Не панацея, конечно, все-таки в этой системе тоже есть небольшие бреши. Но паспорт серьезно повлиял на снижение количества мошенничеств. До паспорта контроль был относительно слабым. Паспорт крови – одно из самых эффективных средств контроля за кровяным допингом в циклических видах спорта. К сожалению, сегодня для многих допинг – часть менталитета, образ мышления. С этим пора заканчивать, в том числе и на уровне государства – спортивного успеха нужно достигать, развивая научную базу спорта, методологию подготовки, вкладываясь в науку и образование тренеров, а не с помощью допинга.
Ждать ли подобных нововведений для силовых видов спорта?
Да, уже ведется внедрение стероидного профиля для скоростно-силовых дисциплин спорта.
Made on
Tilda