Допинг. Что делать. Алгоритм.

#Stroки на бегу. By Stro

  1. Я не жру ничего, похожего на допинг, кроме пива. Ни витаминов, ни белков, ни добавок, ни лекарств. У организма внутри есть куча предохранителей, которые придуманы не просто так. Не надо пытаться обмануть систему, которая совершенствовалась миллионы лет. Любой допинг - это кредит, который придется отдавать. Но в отличие от кредита, взятого в приличном банке, последствия банкротства очень неприятны. Но…. я не против того, что спортсмены жрут допинг и не считаю правильным с допингом бороться. Спортсмены самостоятельные ребята, понимающие, что они делают. Если это не так, у них есть родители, которые понимают, что делают их дети. Если и это не так, значит ребятам не повезло. Считается, что применение амфетамина, эритропоэтина и сотен других веществ очень вредно для организма. Но три интервальных тренировки в неделю убивает сердце хуже, чем любой допинг. Сверхнагрузки превращают сердечную мышцу в килограмовый сгусток мышц и рубцов, который не способен нормально качать кровь. Давайте запретим двенадцатичасовые тренировки велосипедистов, давайте запретим ежедневные тренировки футболистов с гигантскими нагрузками, связанными с непрекращающимися ускорениями. Удары тяжеловесов в голову мы не запрещаем, а милдронат, мало отличающийся от дистиллированной воды запрещаем. Формула 1 пошла по пути ограничения максимального объема двигателя и максимального бюджета команды. Отличное решение. Давайте ограничивать измеримые показатели. Например минутный объем крови или максимальное потребление кислорода. Все, что до установленного показателя - это спорт обычных людей и Олимпийские игры. Все, что превышает - это спорт мутантов. У мутантов могут быть свои соревнования, они могут жрать что хотят, вносить изменения в свои гены, менять пол, вставлять в задницу моторы и делать что хотят. Это другой спорт, другие спонсоры и другие правила. А в Олимпийском движении участвуют обычные люди. Где вы видели обычного человека c максимальным потреблением кислорода 86 мл/кг/мин. Я тренируюсь каждый день, у меня очень высокий показатель VO2Еmax, но он 68. А у норвежской сборной по биатлону у всех за 80. Какая разница жрут они допинг или по жизни мутанты? Параметр этот очень легко измеряется, это физиология. Значит если больше 80 мл/кг/мин - welcome to mutant competition. Это было бы честно. Но пока не так. Что делать пока не так?
  2. Нужно внутри нашей прекрасной Родины определиться с отношением к допингу. Не в виде деклараций, а в виде национальной идеи. Показателен пример семикратного победителя Тур де Франс Лэнса Армстронга. Он был легендой. Рак. Метастазы в мозг. Агрессивная химиотерапия. Борьба. Победа. Еще победа. Орден почетного легиона. Миллионные контракты. Эритропоэтин. Тестостерон. Кортикостероиды. Оланд потребовал вернуть орден, из библиотек убрали его бестселлеры, все спонсоры разорвали контракты. После дисквалификации, возврата призовых денег и олимпийских медалей он попытался зарегистрироваться на небольшое частное соревнование по триатлону, но получил очень четкий отказ - наркоманам не место в наших гонках. А Кабаева после дисквалификации сидит в Думе, Лазутина сидит в думе. Исинбаева на речи в аппеляционном суде в Лозанне не стала опровергать употребление допинга российскими атлетами. Она заявила, что все жрут, а попались только мы. Ну да, все жрут, а мы попались. Итого: либо мы реально боремся с допингом, либо мы боремся за легализацию допинга.
  3. Если мы выбираем борьбу с допингом, то всех причастных к допингу функционеров нужно уволить, начиная с министра спорта Мутко. Допинговые вещества признать наркотиками и ввести уголовное наказание за их распространение. Всех спортсменов, дисквалифицированных за употребление допинга, снять со всех постов и забыть. Это внутри страны. Но есть еще наши иностранные партнеры. С чего бы им было можно? У нас есть внешняя разведка, наши люди, дипломатия, информаторы и другие инструменты. Не странно ли, что все члены сборной Норвегии по лыжам и биатлону астматики? Если у них есть наш Родченков, то почему у нас нет их "Родченкова"? Страну оскорбили. Это хуже, чем высадка американцев на луну, где их ждал наш луноход, но, к сожалению, без наших людей. Это хуже, чем возврат ракет с Кубы, там хотя бы была относительная компенсация. А тут просто мордой в мочу. Нужен адекватный ответ. И добывать его обязана служба внешней разведки, если она у нас есть. А работать должны PR агентства и Russia Today.
  4. Нужно отказаться от идеи получить быстрые результаты. Хорошо купить Виктора Ана. Но это не развитие спорта, это освоение бюджета. На месте стадиона в Питере компания NCC построила элитное жилье. Это тоже освоение бюджета. Легионеры в Премьер лиге - это тоже освоение бюджета. Газпром построил отличный легкоатлетический манеж на который не пускают детей - это тоже освоение бюджета. А где поддержка детского спорта? Где фундамент? На сборы едут либо по блату, либо за свой счет. Что государство делает для физкультуры? Но перед Олимпиадой мы вспоминаем, что нам медали нужны. Стадион в нам не нужен, а медали вдруг оказались нужны. И с самого верха приходит разнарядка "больше всех золотых и любыми средствами". А где вы были, когда принимали решение вместо стадиона строить жилье? Я даже не про стадион Зенит-Арена, на эти деньги можно было вырастить сотни спортсменов мирового уровня, я про небольшой питерский стадион под телебашней, я про парк 300-летия, где вместо теннисных кортов стоят тоговый центр и аппарт отели. Вы знаете как добиться быстрых результатов любыми средствами? И они там знают. А теперь и в Международном Олимпийском комитете знают.

Made on
Tilda